Окружить себя стеклянным куполом легко: тихо наблюдаешь себе за людьми, за их жизнью, за самыми примитивными повадками и не кипятишься с ними в одном котле. Хитрая ухмылка сверкает каждый раз, когда элементы социума целенаправленно идут навстречу к тебе и бьются лицом о стекло, разбивая нос в кровь. Но улыбки спадают так же быстро, как багровая солёная жидкость наполняет носоглотку – эмоции быстро иссякают. Позже люди с проклятьями покидают твою территорию, так и не поняв, что произошло, – им не проникнуть в центр, гущу твоего бытия.

 Но однажды я встретил её, и всё повторилось по знакомому мне сценарию, за исключением того, что разбив своё лицо, она повторила попытку ещё раз. Несколько шагов назад, и я был награждён хитрым взглядом, тем самым, что часто видел в отражении своего купола. Она не думала уходить, лишь озиралась по сторонам, словно что-то пытаясь вспомнить. Шагнув снова в мою сторону, она осторожно подошла к невидимой преграде и с опаской коснулась её руками. Изящные пальцы с каждой секундой всё смелее и смелее перебирали по стеклу, точно она искала слабое место, где стекольщик закончил своё творение, или трещину, чтоб вставить туда иглу и разрушить мой купол. Попытки были тщетны. Она повернулась спиной – в моей голове мелькнула мысль: "Сдалась"...

Через несколько шагов она развернулась и сунула руку в свою сумочку...

Яркая вспышка немного ослепила, как зимнее солнце, что мелькает в дороге среди голых деревьев. И вот я уже вижу пороховой след, тянущуюся дымку, подобно вздымающейся ленте из дула пистолета. Маленький снаряд стремительно приближается ко мне, как умело брошенная косточка от абрикоса, пробивая стекло за которым я стою.

Невидимый паук стремительно плетёт перед моими глазами паутину, что в следующий миг разлетается в стороны, оставляя меня наедине с моим страхом перед неизведанным. Мне думается, что лучше умереть так, стремительно и быстро, нежели поперхнуться этой самой косточкой и медленно терять свои силы, задыхаясь на полу в полном одиночестве, представляя в последние секунды жизни ускользающее из обессиленных рук будущее.

Глухой шлепок и моя голова похожа на раскрывшийся лотос. Красная пыльца окропляет стены вокруг. Мысли в голове замерли. Последний звук проигрывается точно на повторе. А перед глазами застыла она, такая красивая, утонченная, будто героиня "Бондианы". Та, что стёрла моё прошлое в одно мгновение. Её улыбка вызывает во мне желание улыбнуться в ответ, но губы уже не слушаются меня. Я чувствую себя лётчиком, что собирается делать мёртвую петлю: её лицо плавно уходит вниз, сменяясь потолком с множеством маленьких ламп, – моё последнее ночное небо, что я увижу в этой жизни.

Изображение трясется как экран не настроенного телевизора. Потолок замер, но я всё равно вижу след её улыбающегося лица, что смотрит на меня меж рукотворных звёзд безымянного архитектора. Я знаю, о чём она думает, я знаю, чего она ждет…

Нашей встречи вновь…

Её преданность лечит, её тепло даже на расстоянии согревает лучше огня, а её слова разгоняют кровь ещё сильнее, чем собственное сердце.

Я знаю, что скоро поднимусь и увижу в её руке ту самую остывшую "Абрикосовую косточку" что убила меня и мою боль, подарив мне новую счастливую жизнь.

(с) Вадим Клинов

Просмотров: 135 | Добавил: Administrator | Дата: 21.07.2017