Главная » 2017 » Май » 31 » Одна жизнь на двоих
15:32
Одна жизнь на двоих

Глухие толчки отозвались эхом в голове, словно стук сердца… сердца, которое устало качать кровь впустую – последние смачные удары в знак протеста против скучной жизни. Барабанная дробь давно закончилась – адреналин покинул тело вместе с мечтами. 
Звук сминающегося железа всколыхнул в памяти любимую привычку сминать пустые пивные банки под одобрительные крики друзей. Когда-то Сабрина делала это мастерски: ровные алюминиевые блины выходили из-под её подошвы с одного нажима. Теперь же она сама оказалась под подошвой у своей судьбы. 
Мнимая бунтарка, которая жила по совершенному шаблону других, но не хотела создавать свой рай, только попав в тиски смерти – осознала свой личный идеал. В груди что-то сжалось до боли, до горьких слёз. Крепкий ремень обвивал девушку вокруг кресла, ломая своими объятиями рёбра, которые впивались в ее плоть и с каждым мгновением входили внутрь все глубже и глубже, пытаясь выдавить из неё остатки измученной души. Тиски дали возможность выйти наружу всему надуманному и плохому, через муки, последние потуги, но все что нашло просвет наружу – это жалкий хрип, подобравшийся к горлу на пару со стонами отчаяния. 
Теперь она теряет свою боль и свои страхи, так же как и её сестра-близнец Тара, чью грудь не сжимал крепкими путами ремень безопасности. Сабрина глядела на сестру как на своё отражение, правда она не узнавала себя. Улыбка потеряла свой шарм, разбитые губы уже не выглядели столь сексуально – остатки белоснежных зубов лежали на передней панели, рот залило алой краской. 
Через мгновение Тара получила свободу, отправившись в маленькое путешествие через лобовое стекло. В свете фонаря мелкие осколки стекла были похожи на шлейф слёз, которые сестра копила в себе всю жизнь: едва влага закружилась в воздухе и потеряла тепло Тары, как тот час превратилась в льдинки. Теперь же, кажется, это и вовсе не осколки, окроплённые кровью, а гранатовое колье, что порвалось, так и не дождавшись её свадьбы. Впрочем, свадьба все равно состоится, пастора заменит патологоанатом, что накроет её лицо белой «фатой», а вместо кольца он наденет ей порядковый номер, обручив со смертью. Главное, чтоб на бирке была цифра «один», ведь Тара так любила быть первой во всём. Даже сейчас она станет первой, на кого обратят внимание и поднимут с мокрого холодного асфальта, положив, как куклу, в чёрный чехол, опасаясь, что она запылится и потеряет «товарный» вид перед венчанием, на котором она должна выглядеть эффектно, дабы остаться в памяти людей без фотографий. 
Мечты её сёстры – вот, чем жила Сабрина всю свою жизнь, но теперь, в последнем пути она хотела сделать хоть что-то по-своему, не боясь выглядеть дурочкой. Рука потянулась к замку на ремне, но ничего не получилось: сломанная кисть непослушно болталась на коже – это оказалось ее очередным бессилием, к которому она привыкла за свою жизнь, полагаясь на решения сестры. Сабрина никогда не видела свою Тару слабой. Казалось, её невозможно было запугать самыми скверными событиями и непредсказуемыми ситуациями – она могла выйти из любой переделки победителем. Что же насчет этого раза… куда делась сила? 
А ведь у Сабрины еще час назад дрожали коленки от предстоящего торжества, она была рада за сестру и в тоже время злилась, что та первая выходит замуж. Теперь дрожь утихла, двигатель, влетевший в салон, унял страх в ногах. Только вот колени, раскрывшись как алые бутоны роз, уже не так красиво смотрелись в её новом коротком платье. 
Сабрина была готова заплакать навзрыд, ей даже стало казаться, что слезы текут по щеке: багровые реки струились из-под волос по коже, выдавая её настроение. Она так мечтала о брошенном букете невесты, который попал бы ей в руки, а не о цветах, что будут бросать ей в могилу с горстками земли вместо серпантина. 
Взамен свадебной речи священник будет вещать людям о том, каким прекрасными сестрами они были. А ведь он даже не знал их так близко, чтобы говорить такие вещи, но таковы правила: о покойниках только хорошее, либо ничего… 
Картинка перед глазами Сабрины начала плыть, словно кто-то сминал лист бумаги, на который она смотрела всю свою жизнь. Дождь утихал, капли всё реже стучали по кузову разбитой машины, в ритм её сердца. 
Над крышей заискрился болтающийся плафон фонаря и после нескольких ярких вспышек он с шумом погас. Сёстры сладко уснули, оставив свою боль миру живых.

(с) Вадим Клинов

Просмотров: 81 | Добавил: Admin | Теги: миниатюра, авария, проза, битое стекло, смерть, литература, жизнь, сестры, Близнецы, свадьба | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0