Главная » 2017 » Май » 31 » Память
15:12
Память

На улице стоял жаркий солнечный день. Люди работали в поле. Периодически они отвлекались на беседы и небольшие перекусы. Вдалеке поднимались клубы пыли. Они приближались все ближе и ближе с каждой минутой.
– Так вот, Саймон, хочешь – верь, хочешь не верь, но так всё и закончилось, – фермер вытер пот со лба рукой.
– Да ну, не может быть, – молодой парнишка засмеялся в ответ.
Грузный мужчина развернулся к своим напарникам и выкрикнул:
– Сэм, твою мать, хватит травить свои байки каждому, кто приходит к нам работать. У нас хороший босс.
– Эй, Джерри, остынь, разве я говорю, что наш босс плохой?
– Ну, а какого черта ты ему вечно кости перемываешь?
– Да ладно вам, ребята, – вмешался молодой паренек, который работал здесь совсем недавно.
Колеса поднимали пыль, словно стадо мустангов. Огромный пикап мчался по своим угодьям к дому. За рулем сидел крупный мужчина с сигарой в зубах. Со своей бородой он выглядел почти как заправский байкер. Оставалось сменить ковбойскую шляпу на бандану, а пикап на харлей. Томпсон сплюнул в окно, поправил солнцезащитные очки, и сильнее надавил на педаль газа.
Работники в поле продолжали свой спор:
– Послушай, Джерри, новенькие должны знать, на кого они работают, – Сэм сложил руки на лопату и положил на них свой подбородок.
– Слышал бы твои истории мистер Томпсон, – Джерри закатил глаза и направился к цистерне с водой, чтобы умыться.
– Так, засранцы, вы мне оба порядком надоели. Джерри, как закончишь принимать душ, обработай овощи в теплицах, – в разговор вмешался старший фермер, старик Джимми Хариссон.
– Сэм, не бойся держать лопату крепче и копать глубже, а ты Саймон, если любишь истории, то работай не только ушами.
– Старина Джимми, остынь, денёк выдался отвратным. Погляди, воздух плавится так, что мне кажется, будто я обдолбаный и работаю в комнате кривых зеркал.
– Да ты родился обдолбаным, – раздалось замечание со смешком от другого фермера.
Старик повернулся к шутнику и резко выпалил:
– Я смотрю, тут одни остряки собрались, можете катиться завоёвывать Лас-Вегас, сукины дети. Работайте, или валите к чертям собачьим! - старик залез в трактор, хлопнул дверью, что есть сил, и направился вглубь поля.
Сэм развернулся к новенькому и подмигнул ему:
– Не обращай внимания, они сегодня не в духе: такая жара, сам понимаешь. Они хорошие ребята.
Томпсон промчался около трактора и вылетел на участок с фермерами. Резко затормозив, он открыл окно. Перекатывая остаток сигары из одного уголка рта в другой, он высунул голову на улицу:
– Ну что, ковбои, теперь знаете, какое пекло у дьявола в заднице?
Работники дружно засмеялись и стали приветствовать своего босса.
– Я к вам с хорошими новостями: сегодня заканчиваем на два часа раньше, – добавил Томпсон.
– А старина Джимми не будет против? – спросил Сэм с довольным лицом.
Томпсон приспустил очки, оглядел Сэма снизу вверх и задал вопрос:
– Ты забыл, кто тут у нас шериф?
– Помощник у шерифа слишком бойкий, я вам скажу, – отозвался Саймон.
Вернув очки на место, хозяин полей потушил сигару о дверь машины, и напоследок добавил:
– Старик Харрисон слишком любит холодное пиво, а у меня есть пара бутылок для него. Удачного дня, ковбои, – шутливо отдав честь, Томпсон вдавил педаль газа до упора.
Работники принялись за дело. Саймон продолжал рассказывать истории о мистере Томпсоне. Новенький с интересом слушал. Процесс сбора урожая пошел быстрее: все ждали конца смены и мечтали о прохладном пиве в тени.
Остановив машину возле дома, Томпсон направился к двери. Деревянные половицы на веранде скрипели под тяжелыми сапогами хозяина. Фермер зашел вовнутрь снял шляпу, и направился к холодильнику. На кухне он открыл бутылку о край стола и осушил её в несколько глотков.
– Как хорошо, – выдохнул Томпсон.
– А у мистера Томпсона есть семья? – новенькому было интересно, почему за ту неделю, что он здесь проработал, ему никто не попадался на глаза, кроме самого хозяина.
Сэм немного поменялся в лице и ответил:
– Знаешь, у него была жена, но она погибла в автокатастрофе. Самое печальное в этой трагедии то, что она была на седьмом месяце беременности.
– Не представляю, как ему было хреново, – Саймон, немного задумался и продолжил копать.
Сэм в очередной раз вытер капли пота, что уже залили ему глаза и продолжил сплетничать:
– Ходят слухи, что он не похоронил свою жену, а держит её тело в подвале. Такой большой холодильник под домом.
- Ну, всё, началось, тебе бы рассказы писать, Сэм, – усмехнулся, кто-то из фермеров.
– Да иди ты, Гарри! То, что не доказано, не может быть опровергнуто, – рассерженно крикнул в ответ Сэм.
Новенький немного задумался, а потом спросил:
– И ты думаешь это правда?
– Похорон никто не видел: ни гроба, ни могилы. Понимаешь, Саймон?
Томпсон спустился в подвал и включил свет. Посреди помещения стоял большой постамент из явно дорого камня, на котором разместился не меньших размеров аквариум. Фермер подошел ближе и прислонил ладонь к стеклу.
– Сколько бы мы смогли с тобой провернуть дел, – Томпсон шел вдоль аквариума, ведя ладонь по его стенке.
– Сколько счастливых деньков нас ждало, – остановившись у середины, он прикрыл свои влажные глаза.
– Крошка Сьюзи, может, когда-нибудь ты растворишься в море, как и прах твоей матери.
Семимесячный эмбрион безмолвно покачивался в формалиновом растворе. 
(с)Вадим Клинов

Просмотров: 73 | Добавил: Admin | Теги: цитаты, Клинов, проза, Вадим Клинов, память, литература, Поэзия, Писатель | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0